АДРЕС РЕДАКЦИИ     ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ  
 


ПРОСТРАНСТВО МЫСЛИ

Статьи
Мировоззрение
Штурм
[!!!] AfterTime

СИНТЕЗ РЕАЛЬНОСТИ

Ин-Версия
Фенгород
Серая луна
Пси-Волна
Литий
Нереальность

НООМИРЫ

Мир II
Мирадуга

БУДУЩЕЕ.НОО

Содержание

ПОИСКИ И ПЛАНЫ

Отзывы

ФОРУМЫ ПРОЕКТА

Дискуссии
Форум Мирадуги

Кооррдинаторы рубрики "Фенгород" - Элиша Вишневская [autor@miraduga.com] и Одисса [noodiss@newmail.ru], просьба отправлять материалы для публикации на их адреса.

Внимание авторам!

Рекомендуем перед отправкой материалов ознакомиться с этим файлом


Рассылки проекта




Noo.Ru:// Главная / Синтез реальности / Фенгород / Не боги горшки обжигают?

НЕ БОГИ ГОРШКИ ОБЖИГАЮТ?

Дмитрий Коркин [alienenok@hotmail.com]

Рассказ из цикла "Люди и боги"

Пролог (Рождение):

Волчий Коготь притаился за чахлыми кустами какого-то шипастого растения, мелкие красные цветки которого издавали неприятный горький запах. Зато они отпугивали звенящую в воздухе кровожадную мошкару, да и других обитателей леса, в общем, тоже. Место было выбрано удачно. Кто угодно, затаившись здесь, мог сквозь просветы в листве видеть весь участок тропинки вплоть до самой реки, сам при этом оставаясь невидимым. Лучшее место всей территории, контролируемой племенем. Потому-то Волчий Коготь и находился здесь, так как тоже был лучшим в племени. (На этом этапе своих размышлений Волчий Коготь самодовольно ухмыльнулся, впрочем, ни на миг не отводя взгляда от тропы). Правда, злые языки поговаривали, что де Медвежья Лапа - нынешний вождь племени, сильнее, да и дальше кидает копье. Но так говорили только недоброжелатели и только за спиной Волчьего Когтя. Что ж, скоро он вызовет на поединок вождя и сам займет его место (охотник опять ухмыльнулся). Тогда недоброжелателей у него не останется, по крайней мере, явных.

Тем не менее, как ни был Волчий Коготь погружен в радужные мысли о своем грядущем величии, мозг его продолжал четко анализировать поступающие данные от всех органов чувств. И когда ушей его коснулось характерное шипение, издаваемое всеми клыкастыми кошками перед нападением, тело отреагировало моментально. Перекатившись прямо через колючие кусты и оставив там значительную часть своего скудного наряда, состоящего из оленьих шкур, Волчий Коготь оказался на ногах, стоя лицом к неожиданному противнику. Времени удивляться, как это клыкастой кошке удалось подкрасться незаметно на такое близкое расстояние, не оставалось. Его не оставалось даже на то, чтобы вручить свою душу Яге - богине смерти, так как зубастая кошка, отличающаяся кровожадным нравом, силой и быстротой реакции, уже выбралась из того же куста, куда она угодила из-за неудачного предыдущего прыжка, и, недовольно шипя, готовилась повторить атаку. Одному справиться с зубастой кошкой, тем более такой крупной, как эта, было совершенно нереально, да и добежать до реки не было никакой возможности. Тоскливо глянув на бесполезное копье, Волчий Коготь безнадежно метнул его в припавшую к земле кошку и припустил к реке, заранее зная, что не успеет. Тем не менее, он благополучно достиг воды и, все еще не веря своему счастью, нырнул в спасительную глубину.

Спустя час безоружный охотник решился вылезти из реки. Он сильно замерз, да и в лесу быстро темнело, так что оставаться в воде не было смысла. Вернуться в становище необходимо было засветло, ибо целую ночь в реке не просидишь, а бродить безоружному в темноте, когда ночные хищники выходят на охоту, слишком опасно.

Поскольку зубастая кошка не ошивалась на берегу, жалуясь всему лесу на неудавшуюся охоту, значит, она ушла. Волчьего Когтя не волновало, что его семья осталась сегодня без ужина, он вообще не думал об этом.

Свое копье он нашел сразу же, но не это заставило его стоять, удивленно открыв рот. Его глазам открылось поразительное зрелище: его копье торчало из мертвой зубастой кошки! Подавив в себе желание снова убежать к реке, он осторожно приблизился к грозному хищнику и осторожно потыкал его веткой. Зверь был и в самом деле мертв. Счастливая улыбка расплылась на лице Волчьего Когтя: все-таки он - великий охотник, теперь ему не придется испытывать на себе кулаки Медвежьей Лапы, и его семья не будет голодать! Единственная проблема заключалась лишь в транспортировке поверженного хищника до темноты в становище, ждущее-недождущееся своего нового вождя.

* * *

Ведающий брезгливо смотрел на залитое всходящим солнцем становище. Сегодня у него опять с утра разболелась голова, и, как он знал по собственному опыту, будет болеть до самого вечера. А, может, еще и завтра. Нет. Однозначно, радоваться сегодня причин не было. Да еще этот новый вождь - выскочка Волчий Коготь затеял сегодня празднование в честь своего "воцарствования". А это значит, что к обеду оживут огромные барабаны, припасенные как раз для таких случаев, и будут бухать далеко за полночь. Эти звуки сольются с стучащими в висках Ведающего молоточками и только усилят мигрень. Лучше бы его зубастая кошка сожрала! - с внезапной ненавистью подумал старик. Ах, как было бы хорошо уйти сегодня куда-нибудь подальше от становища, чтобы не слышать всей этой грядущей какофонии! Но, по долгу службы придется прыгать в самой центре этого дурацкого праздника, призывая богов ниспослать благодать новому вождю. Нет, потихоньку уйти не удастся: какой же праздник без главного шамана племени?

 
 



Неожиданно, словно из-под земли, появился Волчий Коготь. Но Ведающий даже не вздрогнул, он давно уже привык к тому, что плохо слышит, вследствие чего не замечает приближения охотников, даже когда те идут, не скрываясь.

Как выяснилось, причина появления нового вождя заключалась в следующем: он хотел знать, какому богу принести жертву за помощь во вчерашней охоте. Ведающий был шаманом племени, он не охотился. Всю пищу и предметы быта он получал в обмен на предсказания, толкование событий, передачу божественной воли, изгнание злых духов, освящение жилищ и прочие сходные действия. Кроме того, он был сильно заинтересован в том, чтобы изначально наладить хорошие отношения с новым вождем. Но, с другой стороны, этот вождь - выскочка. Ведающий по долгу службы неплохо разбирался в людях. И он видел, что стоящий перед ним охотник - отличный охотник, но с замашками лидера. Вот только хорошим лидером ему не стать, глуповат он для этого. А значит, недовольное племя скоро выкинет его вон. К тому же, из-за этого горе-вождя болящая голова Ведающего скоро заболит еще сильнее. А потому Шаман решил обмануть Волчьего Когтя, дабы лишить его благоволения богов, и тогда удача отвернется от него.

* * *

Волчий Коготь напряженно сидел в хижине Ведающего. Едкий дым, волнами поднимающийся из очага, почему-то не уходил в дыру в крыше, а скапливался у земляного пола, неприятно щекоча ноздри и заставляя слезиться глаза.

Ведающий внимательно следил за состоянием вождя, время от времени подбрасывая в огонь пучки какой-то высушенной травы. Как только он заметил, что тому стали мерещиться странные образы по углам хижины, он продолжил обряд.

* * *

Волчий Коготь в глубокой задумчивости возвращался из жилища шамана. В голове все еще шумело и в глазах плыло. Нетвердой походкой обходя жилища соплеменников, он устало шел в свою хижину. Состояние его было таковым, что он хотя и пребывал в этом мире, но воспринимал его, словно через толщу воды. В этом отчасти был повинен наркотический дым шамана, отчасти то, что он сказал. Ведающий сказал следующее: "У Олайна - верховного бога - покровителя воинов, родился сын Ора. Это он отметил тебя и помог во вчерашней охоте. Отныне на тебе его благословение, он будет во всем помогать тебе. От тебя же требуется только одно - вера и неукоснительное соблюдение обрядов". Быть избранным - Волчий Коготь не мог осмыслить этого в полном объеме. Он знал лишь одно, нужно немедленно принести своему богу жертву, иначе тот отвернется от него.

* * *

Юджаль вступил в Мир. Хотя это и не было похоже на рождение, как таковое, а скорее на пробуждение ото сна: страшного, бесконечного сна...

Он оглядел себя, произвел рекогносцировку: крепкое, загорелое тело, бугрящееся могучими мускулами. Из одежды - сделанная из шкуры леопарда набедренная повязка. В руках - короткое копье, пригодное скорее для охоты в густых чащах, нежели для боя, и широкий обоюдоострый нож. Да еще замысловатое украшение на шее, сделанное из когтей и клыков различных хищников. Типичный охотник, вот только суровое, словно вырубленное в камне лицо больше подошло бы статуе, да двухметровый рост плохо сочетались с этим образом.

Юджаль вспомнил о возложенных на него обязанностях: ему предстояло взять под свой контроль охоту и войны в этом уголке Вселенной. Причем эти обязанности он будет делить с другим - старшим. Конкурентом.

Тут он услышал, как его зовут. Пора было приступать к своим обязанностям.

 

Житие:

Юджаль с интересом смотрел на своего единственного поклонника. Это ему он был обязан своим появлением здесь. Надо бы подумать над тем, как уберечь его от возможных опасностей. По крайней мере, пока не удастся расширить сферу своего влияния.

Тем временем поклонник развел костер и со словами благодарности стал бросать в него куски мяса. Юджаль знал, что это жертва, и что она предназначена ему. "Пусть уж лучше просто мясо животных, чем человечина", - подумал он. "Впрочем, имидж выбирать не мне", - заметил он философски.

 
 



* * *

Волчий Коготь пил отвар из специальных грибов, настоянных особым способом, больше всех, веселился он тоже больше других - это был его праздник. И хотя празднование еще не достигло своего пика, в голове у него уже прилично шумело, и язык начал заплетаться.

Неожиданно в освещенном костром круге возникли несколько воинов. Самый здоровый и широкоплечий приблизился к сидящему Волчьему Когтю и во всеуслышанье вызвал его на поединок вождей. Он был абсолютно трезв и крепко сжимал в руке большой нож. Волчий Коготь узнал его. Это был бывший вождь - Медвежья Лапа. Его вообще не видели с самого утра, и потому Волчий Коготь как-то совсем забыл о нем. А зря, так как и в самом деле теперь он, оставшись без трона, мог снова на него претендовать, как и любой другой охотник племени. Медвежья Лапа все правильно рассчитал: нужно вернуть трон прежде, чем новый вождь сможет совершить что-нибудь, что привлечет к нему племя, и прежде, чем люди забудут старого. А сейчас идеальный случай: вождь пьян, устал от бесконечных танцев вокруг костра, а отказаться не имеет права.

Людям было наплевать, кто победит в этой схватке. В племени не любили ни одного, ни другого и обоих боялись. А потому они с удовольствием приготовились посмотреть захватывающий спектакль, послуживший бы гвоздем сегодняшней культурной программы.

Оперативно был расчищен широкий круг между двумя кострами. Были зажжены еще два, чтобы лучше была видна предстоящая схватка. И через миг противники уже были в круге, вооруженные традиционными ножами.

* * *

Юджаль в ужасе смотрел на единственного человека, благодаря которому он и жил. Сейчас тому угрожала смертельная опасность в образе здоровенного детины, размахивающего во все стороны ножиком. "Итак, не прожил еще и дня, а уже есть реальная перспектива и не прожить", - подумал Юджаль. Вывод один: надо спасать своего незадачливого поклонника. Но если убить его врага, это не понравится Старшему - Олайну, ибо второй человек поклоняется ему. Олайн церемониться не будет. Разберется, кто виноват, и уничтожит либо самого Юджаля, либо его единственного поклонника, что для Юджаля равнозначно: прямая хорошо вымощенная дорога в небытие. Если же спуститься на Землю и вмешаться, то, скорее всего, тот же Олайн живо обнаружит это, возьмет, да и "прикроет дверку" на Небеса, и останется одна перспектива: доживать свой мигом ставший таким коротким век в образе простого смертного. Договориться с Олайном - не выйдет. Он заинтересован в том, чтобы его поклонник победил. Тогда ему не придется делить власть с Юджалем. Попросить помощи у других старших? - тоже бесполезно. За "просто так" никто палец о палец не ударит, а у Юджаля еще нет ничего, что можно бы было предложить им взамен. Вот если бы Олайн нарушил правила, или кому на пятку наступил...

А время идет, действовать надо быстро. Поклонник уже ранен, а его враг полон сил и, в предчувствии близкой победы, продолжает атаковать. Если же ничего не предпринимать и пустить дело на самотек, то, скорее всего единственный поклонник будет убит, и, как следствие, Юджаль будет предан забвению, что для людей равносильно смерти. Значит, надо рискнуть и вмешаться, но необходимо правильно все рассчитать...

* * *

Бой шел уже без малого час и близился к своему завершению. Волчий Коготь уже сильно вымотался. Он зло глянул на своего противника. Казалось, Медвежья Лапа вообще не знает, что такое усталость. Единственной раной, которую Волчьему Когтю удалось нанести своему врагу, был небольшой порез на правом предплечье. В то время как сам Волчий Коготь уже страдал он нескольких весьма болезненных ранок.

Неожиданно Медвежья Лапа совершил обманное движение, и его нож устремился к груди Волчьего Когтя. Но в следующее мгновение смертоносное оружие замерло, теряя драгоценные секунды, а его обладатель, побледнев, уставился куда-то за плечо Волчьего Когтя. А Волчий Коготь медлить не стал... Вырвав нож из тела поверженного врага, он обернулся, чтобы узнать, что же так напугало его недавнего противника. Ему показалось, что он увидел за освещенным кругом фигуру огромного воина с копьем в руках и странным украшением из клыков и когтей хищных зверей на шее. В следующее мгновение фигура подернулась дымкой и исчезла. Но Волчий Коготь хорошо ее рассмотрел. Где-то он уже видел этого могучего воина. Где-то... В своих мыслях!

 
 



Заключительный этап поединка произошел за какие-то одну - две секунды. Слишком быстро развернулись события. Потому никто не заметил ничего необычного.

* * *

Юджаль, наконец, перевел дух. Кажется, его недавний вояж в мир смертных прошел незамеченным остальными обитателями Небесных Градов, ибо уже прошло достаточно времени: кончилась ночь, и наступило утро; а его до сих пор не покарали. Поклонник чувствовал себя хорошо и сейчас раскладывал костер для очередного жертвоприношения. Юджаль с удовольствием убедился, что жертвы ему обильны, а вера искренна. Он счастливо улыбнулся, чувствуя, как новая Сила вливается в него. Божественная Сила. Определенно, сегодня - счастливый день!

* * *

Волчий Коготь в полный голос творил молитву своему Богу. Он тоже был счастлив, ощущая теплое чувство от единения с ним. Сегодня он впервые по-настоящему понял значение словосочетания "божественное благословение".

А Юджаль узнал, что его зовут Ора.

* * *

И потекли для Волчьего Когтя счастливые дни. Хорошая охота, уважение соплеменников, удача во всем. Правда, с недавних пор некоторое беспокойство стал причинять шаман, но вождь, как истинный дикарь, жил только сегодняшним днем и потому большого внимания на это не обращал.

* * *

Юджаль же, наоборот, все время думал о будущем. И хотя он тоже весьма плодотворно провел этот период времени, но эйфории не ощущал, а наоборот был полон самых черных предчувствий. Да, было сделано многое. Благодаря умелой стратегии влияние его несколько расширилось. Люди из племени Первого Поклонника уже сжились с мыслью о рождении у Олайна сына. Они даже стали время от времени обращаться к нему в своих молитвах, прося удачи на охоте и в небольших стычках с соседними племенами. К тому же, люди несколько сменили его специализацию: теперь он был ответственен не за победу или поражение племени в сражении в целом, а за удачу каждого персонально, причем вне зависимости от исхода боя для других.

Плюс ко всему к нему с чьей-то легкой руки перекочевали некоторые способности его якобы матери Аши - богини лесов. (На этом этапе своих воспоминаний Юджаль иронично хмыкнул, приветствуя тем самым такое расширение своей биографии.) Теперь он, например, мог обращаться по своему желанию любым хищником, равно как и обращать людей в любую лесную животину. Да и вообще, стоило теперь человеку заблудиться в лесу, он чаще всего обращался за помощью к нему - Юджалю. Воистину, сила его возросла. Но в этом и заключалась основная опасность. Теперь другие боги заприметили его, оценили темпы его развития. И это им не понравилось, ибо он становился для одних опасным конкурентом, для других - фигурой, с которой надо считаться. Это многих злило. Лишь такие столпы, как Зевс или Будда, которым поклонялись целые народы, могли позволить себе не обращать на него (да и не на кого, кроме друг друга) внимания. Дружба среди богов в число добродетелей явно не входила, так как могущество их напрямую зависело от количества верующих. Таким образом, шла самая настоящая борьба за существование, в которой чем большую территорию и численность жителей контролируешь, тем устойчивей твое положение. Здесь каждый каждому был злейшим врагом. А основным врагом сейчас был Олайн - "папаша", по мнению которого новоявленный "сынок" бессовестно отбирал верующих, уже находящихся в "частной собственности".

Олайн был Старшим, потому открытое противостояние против него было сейчас, по меньшей мере, глупо. Но и игнорировать его уже было нельзя. Пока другие боги лишь недоброжелательно поглядывали на Юджаля, но не собирались растрачивать свою силу на его устранение, так как их могуществу он пока реально не угрожал, Олайн начал потихоньку мобилизовать свои силы. Он воспользовался стандартным приемом: стал натравливать своих людей на приверженцев Юджаля. Ничего опасного, вроде давешней выходки Юджаля во время поединка вождей, ни какого-нибудь хитрого хода. Просто, стандартный дедовский метод. Юджалю было очень унизительно такое это к себе пренебреженье, но он также был весьма благодарен Олайну за такое легкое начало конфликта.

 
 



* * *

Ведающий, скрипя оставшимися зубами от злобы, тем не менее, выполнял поручение вождя - строил персональный алтарь для Оры. Его прямо-таки трясло от негодования. Мало того, что Ора был его собственной выдумкой, но даже если бы Ора и существовал, то он все равно не достоин такого же алтаря, как у самого Олайна! К тому же, всю последнюю неделю Ведающему снился один и тот же сон. Ему снился Олайн, грозно сдвинувший брови и укоризненно качающий головой. Символ того, что его шаман не оправдал оказанного ему доверия. Значит, требовалось срочно и любыми средствами уничтожить нечестивца, поклоняющегося лжебогам. А что? - Дело-то нехитрое.

* * *

Волчий Коготь со смутной тревогой шел к шаману. Тот позвал его к себе в хижину, чтобы сообщить ему, как он выразился: "Нечто важное, касающееся твоей карьеры". И хотя вождь недолюбливал Ведающего, информация, которую тот мог сообщить, могла быть весьма интересной. Таким образом, личная неприязнь могла и потерпеть. Вот только посещать хижину шамана очень не хотелось, - в ней водились духи...

* * *

Юджаль тяжело вздохнул. Кажется, спасать Первого Поклонника уже становится традицией.

* * *

Глядя, как Ведающий бросает в костер своими тощими, цепкими, похожими на двух пауков, руками, всякую дурно пахнущую гадость, Волчий Коготь тоскливо потрогал висящие на шее бусы. Талисман, как он был твердо убежден, ибо само появление их было весьма загадочно. Когда он шел через небольшую рощицу к хижине шамана, дорогу ему неожиданно преградил волк, причем размера и окраса весьма необычных. Вождь совершенно не испугался одинокого волка, пусть даже необычного, ибо не зря носил имя Волчий Коготь (в юности он был настоящей грозой этих злобных серых тварей). Поудобней перехватив копье, он уже собирался метнуть его в зубастую бестию, поставив тем самым точку в ее вредоносной жизни, но тут его отвлекло странное поведение зверя. Тот, вместо того, чтобы, оскалив зубы и завывая, напасть, мирно посмотрел на охотника, вышел на тропинку, наклонив голову, скинул с шеи неизвестно откуда взявшееся там ожерелье, и грациозно удалился в чащу.

Без сомненья, ожерелье божественное. Богато украшено когтями и зубами самых страшных хищников. Очень похоже на то, что носит Ора. Вероятно - это его подарок своему верному слуге.

А тем временем дым в тесном помещении становился все гуще и гуще.

* * *

Юджаль был в ужасе. Чудо-ожерелье, на которое было истрачена частичка Силы, не работало. Вместо того, чтобы защищать своего владельца от курящегося в хижине смертельного дурмана, они мирно висели у него на шее, не оказывая никакого эффекта. Однозначно, чувствуется рука злобного Олайна!

* * *

Голова Ведающего уже ощутимо кружилась, а едкий дым ел глаза. Что поделаешь? - Возраст. Но, ничего, ждать осталось не долго...

* * *

Волчий Коготь с удовольствием выбрался из прокуренной шаманьей хижины, полной грудью вдыхая казавшийся таким сладким и чистым воздух. Сзади, из полутьмы хижины, на него глядел злобными даже после своей смерти глазами шаман. Вождь с запозданием подумал, что, возможно, не стоило так кардинально решать вопрос. Обычно он не отличался вспыльчивостью характера. А тут будто что-то нашло. Мало того, что, идя сюда, он испытывал неприятное чувство неуверенности и смутной тревоги. Потом ему еще пришлось дышать какой-то дрянью, от которой звенит в голове, появляется боль в груди, и начинают слезиться глаза. Каплей, переполнившей чашу терпения, стало то, что он пребольно укололся об острый зуб, висящий на благоприобретенном ожерелье. И словно какая-то пружина лопнула внутри него: он выхватил нож (копье осталось у входа) и неизвестно зачем метнул его в шамана. И тот умер, как-то целиком и сразу. Богам это может не понравиться, да и в племени пойдут всякие разговоры. Но потом плечи его расправились, и голова высоко поднялась: что ему боги? - За ним стоит сам Ора, который не даст его в обиду, а что до племени - то это ерунда, ведь он, в конце концов, вождь!

 
 



* * *

Новый Ведающий был еще совсем молод. У племени он как-то не ассоциировался с такой ответственной должностью, как толкователь воли богов. И каждый стремился продемонстрировать это. Но в действительности он был умнее своего предшественника, и гораздо талантливее.

Сейчас, глядя на далекие домики племени, так же, как любил делать предыдущий Ведающий, он мысленно обдумывал сложившуюся ситуацию. Итак, что он имел? - Нелюбовь и презрение племени. Но это не важно. Народ глуп, и им можно управлять. Нужно только немного времени, чтобы продемонстрировать им пару фокусов. Точнее, было бы легко, если бы вождь занимался бы обычными делами вождя, а не пытался бы посягнуть на духовную власть. Он последнее время все удачи племени приписывает Оре. Даже те, которые явно находятся не в ведомстве этого бога. А все неудачи сваливает на других богов, причем более достойных. Это им может не понравиться, и они могут наказать племя. Да и предыдущий Ведающий умер не своей смертью. Никто не знает, что произошло у него в хижине, но общеизвестно, что там произошло убийство. И повинен в этом, вне всякого сомнения, Волчий Коготь. Раньше такого никогда нигде не случалось: чтобы шамана убил соплеменник, пусть даже и вождь, пусть даже и для самозащиты. Нет, определенно, Волчий Коготь становится слишком опасным. От него надо избавляться, причем быстро. Вот только всем известно, что ему покровительствует Ора. И пока это так, вождь будет неуязвим. Значит, надо лишить его этого покровительства. И сделать это можно, ведь Ора - только младший бог, и его усиливающееся влияние на данном этапе можно свергнуть. Олайну это может не понравиться, ведь Ора - его сын, но, с другой стороны, боги в гораздо меньшей степени, чем люди, связаны родственными узами, а вот самому Олайну от свержения Оры была бы реальная выгода. Так что он, скорее всего, мешать не будет и не накажет. А от гнева самого Оры можно уберечься, заручившись покровительством какого-нибудь старшего бога, да того же Олайна, например.

И Ведающий отправился творить Олайну молитву.

* * *

А Ора в это время был занят совсем другим. Ему подвернулась просто-таки фантастическая удача: он совершенно случайно перехватил новое вакантное место. Как известно, боги в один момент времени контролируют не все, что случается в мире, как некоторые считают, а только то, что касается непосредственно своих верующих. В этом случае верующие являются как бы глазами и ушами своего бога (или же богов). Все же другие события остаются для богов тайной, если, конечно, они специально не сконцентрируются на том месте, в котором происходит то или иное событие. А тут получилось так: один из охотников племени Волчьего Когтя, во время одной из своих вылазок на территорию соседних племен, заметил людей какого-то неизвестного племени. То племя не представляло угрозы, так как, хоть и было весьма многочисленным, но было весьма далеко, да и по уровню развития стояло неизмеримо ниже. Ему даже не были известны ни огонь, ни лук.

Ора, в отличие от своего охотника, заинтересовался им. Сконцентрировавшись, он узнал, что племя это поклоняется Великому Дереву-Прародителю (Ора даже пожалел бога - обладателя столь неудобной земной формы). А в здешних краях оно оказалось при следующих обстоятельствах. Жили они себе, не тужили, поклонялись помаленьку огромному древнему дереву. И все было хорошо, пока в один ужасный день с небес не низверглась молния и не спалила этого самого Прародителя растительного мира. И теперь племя это в ужасе бежало с места гибели своего бога в чужие края. Души их все еще находились под впечатлением пережитого, и смятение царило в их сердцах.

Прозрение снизошло на Ору. Это племя осталось без бога. По случайности ли, по чьему-то ли злому умыслу, но дерево - объект поклонения племени умерло. И одновременно с этим тот бог, что имел столь неудобную земную форму, растерял всех своих верующих, ибо они были уверены в его гибели. Теперь он был обречен, скорее всего, на реальную гибель, ибо пополнять запас божественной силы теперь ему было негде. А как только остатки этой силы окончательно иссякнут, угрюмое забвение будет ему уготовано. Очень, очень странно, что никто из богов до сих пор не заинтересовался этим случаем, да и люди могли бы уже за прошедшие несколько дней создать себе нового бога. Но, тем не менее, факт оставался фактом. И грех было не воспользоваться таким подарком судьбы.

 
 



* * *

Уга грыз ногу недавно убитого оленя, но мясо не радовало его, ибо слишком сильна была печаль в его душе, чтобы мог он беззаботно, как в прежние времена, наслаждаться простыми человеческими радостями. О, как снова хотелось ему сесть под развесистой кроной древнего дерева, чтобы, вдыхая терпкий аромат коры, почувствовать себя счастливым. Так он делал много-много раз, с самого детства. Он вырос рядом с этим деревом. Но и тогда, когда он был еще совсем маленьким мальчиком, это дерево было таким же. Было. Но теперь его не стало. Горячий красный свет поглотил его...

Тут необычное волнение и крики в середине стойбища привлекли его внимание. Привстав, чтобы лучше видеть, он продолжал методично двигать челюстями. Уже через секунду, выплевывая на ходу непрожеванное мясо, мчался он к месту происшествия. Красный Враг снова вернулся, чтобы сеять смерть и ужас среди людей. Тогда Уга был напуган и бежал в лес вместе со всеми. Но не теперь. Теперь ему уже нечего было терять, а вот желание отомстить осталось. И он отомстит.

Враг тем временем принял форму человека, но по-прежнему состоял из красного света, его породившего. И начал говорить. Странные, трубные звуки поплыли над становищем, и парализованные от страха люди попадали на землю, закрывая головы руками. А существо тем временем продолжало говорить. Говорить, что он - истинный владыка всего сущего, пришел за законным поклонением, ибо узнал, что поклоняются эти люди не ему, как должно, а какому-то дереву-переростку. И что наказал он это дерево, и немедленно требует полного и абсолютного повиновения от неверных. Он бы, наверное, еще много чего сказал, но тут, наконец, подоспел Уга, и, сверкая горящими безумием глазами, принялся остервенело тыкать копьем своего Врага. Через мгновение он упал грудой раскаленного пепла. Это, пожалуй, и послужило решающим доводом в пользу огненного претендента на поклонение, ибо слова есть материя невещественная, текущая по времени и огибающая человеческие головы, особенно переполненные ужасом. А вот сила - она всегда и везде сила. Чем больше жестокости, тем понятней. И люди поняли. Закатывающий глаза в полуобморочном состоянии шаман пододвинул непослушными руками новому богу свою первую жертву и зашептал слова первой молитвы.

* * *

Юджаль ликовал. Еще бы! - Все получилось! Теперь у него масса верующих, и, практически, без затрат! И не жаль той части божественной силы, которую пришлось потратить, дабы полыхнуть на полянке костерок и принять форму из чистого пламени. Дело того стоило. Можно было, конечно, явиться в привычном образе воина. Но тогда бы не хватило колорита. А все надо было делать хорошо. И все было сделано хорошо.

* * *

Волчьего Когтя с недавнего времени начало терзать смутное беспокойство. Вроде, все было как всегда, но... Не чувствовалась больше поддержка Оры. Еще совсем недавно она согревала сердце внутренним теплом, а теперь пропала, словно и не было ее никогда. Вот и в последнюю охоту. Свирепый медведь чуть было не полакомился вождем. Только чудом ему удалось избежать смертоносных когтей и зубов. Теперь об этом случае всегда будут напоминать четыре багровых шрама на спине. И это после обильных жертв Оре, который, по идее, должен бы был послать удачную охоту. А тут еще этот новый Ведающий все нашептывает и нашептывает, что де, Ора наказан. Мол, Олайн отобрал у него божественную силу за какой-то там проступок, и что надо забыть мятежного бога, пошедшего против воли отца.

Вообще, Волчий Коготь почитал Олайна, но Ора также казался ему могучим и сильным. По привычке, сравнивая богов с людьми, он считал, что более молодой и здоровый воин - Ора должен был бы выиграть поединок у престарелого Олайна, случись у них конфликт. Но ряд последних событий указывал на достоверность слов шамана. Вообще в последнее время Волчий Коготь стал интенсивно интересоваться делами богов, а также их влиянием среди людей. Его стали интересовать также дела шамана. В приказном порядке Ведающий вынужден был делиться кой-какими секретами своего мастерства, хотя Волчий Коготь и видел, как тот скрипит зубами от злости. Хорошо было бы отправить его на встречу с прежним шаманом, а также с многочисленным сонмом умерших предков. Да вот беда, другого шамана взять будет негде. Этого-то, и то с трудом раскопали. Да и народу не понравится, если Ведающие начнут умирать по воле вождей. Испокон веков повелось, что как раз наоборот, успевало смениться три-четыре вождя (бывало, и по воле такого Ведающего), прежде чем убеленный сединами шаман под скорбные крики племени отходит в мир иной. Какая несправедливость: вождь напрямую зависит от удачливости охоты и ряда других факторов, а с шамана спроса никакого, у него авторитет, за ним боги. Все так, но в скором времени с ним что-то надо будет делать.

 
 



* * *

Юджаль чувствовал, что вера в него в первом племени постепенно угасает, но занят он сейчас был совсем другим. Новое племя занимало все его время. Только что в серьезной битве с прежними обитателями этой земли (не без его помощи, разумеется) была одержана важная победа. Хотя мужчины из нового племени и сами по себе были серьезные бойцы. А что до его прежних поклонников, то, конечно, жалко их терять, но народу там мало, да и дальнейшее распространение влияния связано с определенными трудностями.

* * *

Волчий Коготь с тревогой наблюдал усиливающееся влияние нового племени, воины которого вели себя очень агрессивно, захватывали мелкие деревни и заставляли принять свою веру. (И подумать только, - начать молиться обыкновенному костру!) А несогласных убивали. Очень опасное племя и многочисленное. Поэтому, когда пришло предложение из соседних племен сообща покончить с новым агрессором, то он полностью поддержал его.

* * *

Юджаль был в ярости: мелочные, злобные божки, позавидовав его удаче, напали на него сообща, натравив свои племена на его людей. И пусть воины Юджаля храбро сражались до последнего, численный перевес врагов сыграл свою роль: племя огнепоклонников было полностью вырезано. Эх, как жалко, а ведь все так хорошо складывалось! А теперь придется в спешном порядке восстанавливать свою репутацию в племени Первого Поклонника, и надеяться, что его хотя бы на некоторое время оставят в покое.

* * *

Волчий Коготь уже начал дремать в своем шатре, как вдруг какая-то тень заслонила свет луны, лившийся из открытого выходного клапана. Действуя практически инстинктивно, он схватил нож и в едином рывке метнулся к ночному убийце. Но в ту же секунду стальные пальцы сжали его запястья, и нож полетел на пол. Далее незнакомец, держащий Волчьего Когтя, словно спеленатого ребенка, повернулся к свету лицом, и вождь в ужасе увидел себя, трепыхающимся в руках у самого Оры. Только чудом он умудрился не потерять сознание.

И Ора говорил, а Волчий Коготь слушал. И открывалась ему правда о том, что злые и завистливые боги хотят уничтожить честного и благородного Ору, и что для того, чтобы добиться своей цели, они попытаются стереть с лица Земли все племя Волчьего Когтя. Потом уже вождь осмелился задавать вопросы. Так он узнал, почему Ора не может разметать своим гневом грозящие ему вражеские племена, почему он - бог, появился в шатре Волчьего Когтя таким странным способом, а не влетел под эффектные вспышки молний (по словам бога, чем меньше будет использоваться Сила, тем меньше вероятность того, что боги заметят ее проявления и "закроют дверку на небеса", да и саму эту силу теперь нужно беречь, как никогда прежде, ибо она очень скоро понадобится) и многое, многое другое. И так еще долго говорили они, пока светлая полоска на востоке не возвестила о близком рассвете.

* * *

Согласно разработанному накануне плану, Волчий Коготь пошел и втихаря прирезал Ведающего, разжигающего среди соплеменников крамольные мысли по поводу существования Оры, и оттащил тело в лес. А через несколько часов охотники нашли недалеко от стойбища уже только его остатки, так как зверье в лесу всегда было голодно. Дальше - больше. Пока люди не стали задумываться над тем, что делал Ведающий один ночью в лесу, Волчий Коготь сыпанул в погребальный костер пригоршню измельченных листьев (спасибо за них Ведающему, да упокой господи его душу), а сам отошел подальше. Как только наркотический дымок стал действовать на столпившихся жителей стойбища, подавляя их волю и способность здраво рассуждать, вождь взлез на большой камень, служащий в стойбище трибуной, и закатил речь, результатом которой стал всеобщий восторженный выбор его на должность нового шамана. Все скорбели лишь об одном: "Какое тяжелое бремя взвалил на себя наш любимый Волчий Коготь, ведь быть вождем и шаманом одновременно - это, наверное, очень утомительно".

 
 



* * *

А на следующий день, пока дурман окончательно не выветрился из голов людей, Волчий Коготь снарядил отряд для нападения на деревни коварных соседей.

И все шло достаточно удачно, так как большинство воинов отправилось на сборы объединенной армии, которая должна была в скором времени выступить против племени самого Волчьего Когтя. Было вырезано несколько селений, причем так, чтобы кто-нибудь спасся и принес эту весть отсутствующим мужчинам. По идее, отряды воинов (если не полностью, то хотя бы частично) должны были тут же покинуть объединенное войско и отправиться охранять свои деревни, что сократило бы численность противников в предстоящем сражении. И в большинстве своем это сработало. Вот только оставшихся сил врагов все равно хватало с избытком, чтобы сокрушить немногочисленное мятежное племя.

* * *

Сам Юджаль тоже времени даром не терял. С помощью накопленного запаса божественных сил он раздавил двух, наиболее опасных, выступивших против него богов, чем напугал остальных и еще больше ослабил объединенное войско. Но сил осталось мало и их требовалось экономить. Была также произведена попытка посеять смуту во вражеском стане, но, к несчастью, боги-агрессоры пристально следили за порядком в своей армии. Юджаль даже не пытался заключить с кем-нибудь из богов тайный договор, так как был на сто процентов уверен в том, что он не будет выполнен с их стороны.

* * *

Наконец, настал черный день, когда объединенная армия, размалеванная в разные цвета, потрясая боевыми копьями, двинулась в сторону становища племени Волчьего Когтя. На что он ответил тем, что, совершив тяжелый дневной переход, укрыл все племя в выточенных водой известняковых пещерах, в которые еще пару дней назад тайно были натасканы сухие ветки для костра. Кроме того, с помощью Оры, согнавшего живность со всей округи, был сделан большой запас копченого мяса. Вода же в пещерах была испокон веков в виде многочисленных ручейков. Так что теперь племя было надежно защищено и чувствовало себя неплохо. После неудачной попытки взять пещеры наскоком, враги завалили вход и отступили к реке. Они знали, что в пещеры имеется множество входов и выходов, вот только ни один из них не годился для штурма.

Ситуация казалась тупиковой. С одной стороны племя Волчьего Когтя было в осадном положении в мало пригодных для жизни пещерах, но провизии у него пока хватало, а с другой стороны были враги, у которых имелась свобода перемещения, но с провизией было туго. Место само по себе не благоприятствовало охоте, людей, которых нужно было кормить, было много, кроме того, Ора, ведающий охотничьей удачей и зверьем лесным всячески мешал врагам. У них, конечно, были свои боги, дублирующие функции Оры, но его влияние все равно сказывалось.

Осадившими пещеру богами была предпринята попытка посеять смуту среди упорного племени, но в силу сложившихся в последнее время обстоятельств моральный дух людей был необычайно высок, а думать о будущем они в большинстве своем не умели, поэтому эта затея с треском провалилась.

Юджаль посмеивался: толпа людей, осадившая его племя и алкавшая его крови, уже сама верила в него и соответственно подпитывала Силой. А сам Юджаль сейчас находился в гораздо более выгодном положении, чем его противники. Поэтому он не без оснований считал, что те отступятся, предоставив другим решать проблему нового опасного конкурента (а именно, самого Юджаля).

Но боги уперлись, решив во что бы то ни стало раздавить выскочку. Для этого они произвели еще одну атаку на божественном уровне, навалившись всем скопом на самого Юджаля, но он выдержал их совокупный удар. Так как им не удалось одним ударом смести его, а сильно растрачивать свои персональные силы в длительной битве никто не хотел, то они оставили такой вариант решения проблемы.

Через пару дней, пока воины стерегли пещеру, боги предприняли новую хитрую попытку уничтожить засевшее в скале племя. Они своими способностями зажгли прилегающую к скалам рощу и, не давая огню распространиться на весь лес, стали с силой прогонять ветер через этот гигантский костер, затем направляя его в пещеру. Одновременно с этим началось затопление пещерного комплекса через многочисленные лазы с помощью проливных дождей. Короче, сидящие внутри люди были поставлены в совершенно скотские условия. С одной стороны дышать стало из-за большого количества дыма совершенно нечем, с другой - сильнейшие сквозняки, с третей, свистящий в лабиринте ходов ветер, действующий на психику, с четвертой, резко повысившаяся влажность, заставляющая гнить мясо, не дающая развести огонь и найти сухое место для ночлега.

 
 



На это Юджалю возразить было совершенно нечем. Оставалось одно: просить помощи у Вечных. Вечные, честно говоря, по своей сути те же боги, только в силу разных обстоятельств потерявшие своих верующих и забытые на Земле. Вот только они сохранили полностью или частично свою уже накопленную силу. Она-то и не давала им полностью скатиться в Небытие. Причем, надо отметить, что сила эта всегда была достаточно велика, чтобы защищать своего владельца от жадных до легкого заработка завистливых богов, которые тут же бы напали на слабого Вечного и высосали его, аки вампиры. Пробавлялись они, помогая мелким богам в обмен на последующую "выплату" им божественной силы в троекратном размере от затраченной. И вообще, в отличие от остальных богов они были объединены в своего рода синдикат. Понимая, что в одиночку не выстоять против алчных богов и чтобы не наступать друг другу на пятки в распределении заказов, объединились они в клан - клан Вечных.

Итак, был среди богов как бы подвид - Вечные. Они пользовались большим почетом и даже, можно сказать, процветали. Конечно, каждый из них с удовольствием снова приобрел бы верующих, но такая возможность предоставлялась чрезвычайно редко, а потому приходилось предлагать свои услуги младшим богам. Бывало, правда, что некоторые из них набрасывались на слабых богов, отбирая их божественную силу силком. Но такое поведение крайне не приветствовалось среди богов того же уровня, что и у пострадавшего, и могли последовать карательные санкции. Ибо существовало неписаное соглашение между богами, занимающими определенную ступень иерархии, согласно которому позволялось выяснять отношения только с богами своего уровня, не трогая без серьезной причины представителей более низких.

Вот к ним-то и отправился Юджаль. Но помощи не получил. Совет Вечных решил, что поддержка потребуется большая, а окупится нескоро.

* * *

Юджаль боролся до конца. Но что он мог еще сделать? Изнуренное тяжелыми болезнями и нездоровыми жизненными условиями, его племя еще какое-то время отсиживалось в своих каменных норах. Потом, видя, что мольбы к Оре бесполезны, они стали молить о помощи других богов. Но и те не ответили. Юджаль в последние дни перестал предпринимать попытки разогнать вражеское воинство, экономя силы для последней битвы. В его интересах было выжидать как можно дольше, дабы накопить максимум возможных сил. Но когда народ, измученный свалившимися на него несчастьями, сам пошел на последнюю битву, то он не стал им препятствовать. Тем более, что люди сильно отошли от него в последнее время.

И когда разразилась битва, не стал он тратить силы на помощь своим людям. Не стал он помогать никому, кроме одного человека. Того, кто все еще верил в его могущество и худо-бедно, а обеспечивал хоть какое-то поступление новых сил.

* * *

Волчий Коготь, как истинный волк, крался через лес. Голодный, уставший, раненый, но, тем не менее, все еще живой. Охота на него продолжалась уже долгих два дня, и за все это время он ни разу по-человечески не поел и не прилег вздремнуть. Орда безжалостных преследователей, горящих местью, гналась за ним по пятам, но каждый раз, когда передовым разведчикам удавалось его настигнуть, их изуродованные тела оставались лежать на земле, а он продолжал двигаться дальше. "Я - лучший!" - мрачно ухмылялся бывший вождь. И много раз он уже слышал за спиной в лесной чаще яростный вой, когда преследователи натыкались на трупы своих соплеменников. А он в ответ лишь скалил зубы и рвался вперед. Без цели, без системы. Просто бежал, пока хватит сил. Последний представитель своего народа, ибо все остальные пали в сражении с превосходящими силами противника. И он был там, сражаясь до последнего вместе со своим племенем. Но когда он остался один, то решил попытаться спастись, ибо кроме него самого не было больше людей, за которых он был в ответе. Боги также забыли о нем, как только послали отряд на его поимку. Не до него им было, ибо Ора был могуч, и яростно сражался за свою жизнь. Сразив его, боги отправились зализывать свои раны. Последнюю помощь от Оры Волчий Коготь получил, когда попытался покинуть поля боя. Не сумев прорваться через стену врагов, он был вынужден вновь отступить к полузатопленным пещерам. И тогда среди все еще бушующего среди джунглей пламени открылась для него тропинка, вновь сомкнувшаяся за его спиной, благодаря чему он получил фору перед своими преследователями. И вот он, на острие погони, рвется вперед.

 
 

 

Noo.Ru: Ещё один осколок

небольшой теплый рассказик Валерии Малаховой. >>>




* * *

К концу третьего дня силы стали оставлять его. Но и преследователи тоже устали и понесли серьезные потери. Из тридцати человек, начинавших погоню, остался едва десяток - суровых, угрюмых воинов, которые больше не неслись с улюлюканьем вперед, каждый сам по себе, а стиснув зубы, двигались единым отрядом по следу страшного, кровожадного хищника, кровавый след которого терялся впереди. Шли, потому что долг чести звал. Волчий Коготь знал, что они не оставят его, пока он не перебьет их всех, или пока они не заполучат его голову. Что ж, каждый живет по своим понятиям. Продолжать эту безумную гонку он больше не мог. Поэтому решил он устроить себе желанный отдых, а когда уставшие загонщики придут, встретить их в решающей схватке. Молиться богам, прося ниспослать ему удачи, он не стал.

* * *

Ему удалось поспать целых шесть блаженных часов, практически, до самого рассвета. Все-таки он сумел немного оторваться от охотников. Теперь же он наблюдал, как его преследователи в количестве девяти человек, с горящими красным от недосыпания глазами, как у гулей, появляются из чащи. Двое последних пали от его стрел прежде, чем остальные заметили бреши в своих рядах. У третьей же жертвы перед смертью в горле что-то булькнуло, что и предупредило остальных о грозящей опасности. Но Волчий Коготь не дал им времени воспользоваться своими стрелами и копьями. Еще не успело последнее тело коснуться земли, как он уже выскочил из своего укрытия и, размахивая ножом, бесшумно напал на оставшихся.

Это был жест отчаяния, ибо врагов осталось больше, чем он рассчитывал. Но неожиданно из кустов выпрыгнула зубастая кошка и набросилась на замешкавшихся охотников. Волчий Коготь даже сперва не удивился такому сотрудничеству. А лишь когда последний преследователь рухнул на землю, просто таки разорванный чудовищными когтями (на счету кошки было четыре трупа), до Волчьего Когтя дошла вся суть сложившейся ситуации. Не зная, как реагировать, настороженно повернуться он к своему недавнему союзнику, горячо надеясь, что страшный хищник удовлетворится добычей в размере девяти крупных мужчин и позволит ему тихонько удалиться. Но тут со зверем стали происходить странные метаморфозы. И вот через минуту перед потрясенным охотником предстал высокий воин в набедренной повязке из леопардовой шкуры, с замысловатым ожерельем на шее и с коротким охотничьим копьем в руках.

 

Финал (Встреча):

- Ора? - непослушными губами прошептал Волчий Коготь.

- Теперь ты можешь называть меня моим настоящим именем "Юджаль", - пророкотал низкий голос бога.

- Почему же ты откликался на имя "Ора"?

- Это имя дал мне шаман, а ты - жизнь. Мое же настоящее имя нужно было хранить в секрете, дабы никто не воспользовался им для подчинения меня своей власти.

- А теперь?

- Теперь это не важно.

- Почему не важно? И почему боги успокоились, раз они не уничтожили тебя?

- Когда я был уже на грани, я попробовал последнее средство - материализовался на Земле. Боги, разумеется, тут же и захлопнули за мной выход, чтобы я не смог вернуться назад. По этой причине нет больше смысла скрывать мое настоящее имя, оно больше никому не нужно, так как больше не имеет надо мной власти.

- Но почему же они не додавили тебя на Земле? Они могли бы отобрать твою волшебную силу!

- Как только любой из них сунулся бы на Землю вслед за мной, другие тут же заперли бы тут и его. А другой дороги назад нет, - тут Юджаль саркастически улыбнулся. - Другого же способа сейчас уничтожить меня нет, ведь я бессмертен, пока со мной моя сила. А если они попробуют позднее прийти сюда, чтобы сразиться со мной поодиночке, то уж я за себя постою!

- Как же ты теперь будешь, бог среди людей?

- Да я теперь, в общем-то, и не бог, - голос Юджаля погрустнел, - так, жалкий демон, каких тут уже порядочно. Что делать буду? - Пойду, найду себе город побольше, да и стану там властвовать. Много-то народу мне боги не позволят захватить, а вот город - два, еще может получиться.

- Что такое город?

- Земля велика, людей на ней много, быт у всех разный. Город - это что-то вроде большого постоянного становища. Пойдем со мной, и я сделаю тебя правителем. Ты будешь вторым после меня, данные у тебя очень хорошие. Идем, тебе понравится. Только двигаться надо быстро, мои силы без подпитки иссякают.

- А я? Поступающей от меня веры разве не хватает, чтобы поддерживать твою силу на одном уровне?

- Нет. Загляни в себя. Ты ведь больше не поклоняешься мне. Ты все еще предан, но считаешь нас равными. Не по силе, но по духу. От тебя больше нет притока сил. Когда ты последний раз вспоминал в молитвах богов, когда ты вообще в последний раз молился?

- Но если это так, и ты об этом знаешь, то зачем же ты только что тратил свою силу, чтобы спасти меня?

- Зачем? - Да по старой дружбе, отец!

- Отец?

- Ты меня породил! Ну, так как? Ты идешь со мной?

- Нет.

- Почему?

- Я - лучший, а не второй, - сказал Волчий Коготь, подобрал лук и копье и пошел в сторону поднимающегося солнца.

 

Эпилог:

А следом за ним, прячась в тени деревьев, кралась огромная зубастая кошка.

 

1999г.

 
 





Если вам понравилось прочитанное, вы можете подписаться на рассылку "Фантастика и фентези", и получать материалы этой рубрики по почте

 
 

 

Noo.Ru: Бюст Памелы Андерсен

Фантастический рассказ в письмах к подруге. Автор - Живетьева Инна. >>>






Навигация по рубрике:

<<< Предыдущий материал <<< [Содержание]>>> Следующий материал >>>


Noo.Ru:// Главная / Синтез реальности / Фенгород / Не боги горшки обжигают?

редактировать: [файл] | [каталог] | [рассылка]

 
  WWW.NOO.RU Designed by Studio Helena